ru
Bücher
Ильяс Есенберлин

Шесть голов Айдахара

    Arayik Hayrapetyanhat Zitat gemachtletztes Jahr
    Солнце поднялось высоко. Невидимое отсюда море рокотало за холмами тяжело и грозно.
    Узбек-хан постоял, дожидаясь, когда глаза его после полумрака шатра привыкнут к ослепительному свету, и медленно пошел в сторону моря. Едва поднялся на увал, как увидел его совсем рядом – огромное, без берегов, в серебряной, сверкающей чешуе. Море мерно катило зеленовато-синие волны на песчаный берег.
    Хан глубоко вдохнул прохладный солоноватый ветер и присел на серую глыбу известняка. Прищурившись, Узбек различил вдали белые точки – это носились над морем, то взмывая в голубую синь неба, то падая к сверкающей, в искрах света воде, чайки. Узбек-хан следил за их полетом, а мысли его вновь вернулись к тому, о чем он думал на рассвете, проснувшись от страшного сна.
    Золотая Орда. Ради нее все поступки, все дела, все помыслы. Казалось бы, о чем беспокоиться: он, Узбек-хан, добился, что нет государства ее сильнее и могущественнее. Никто не смеет обнажить против Орды меча, страшась грозного ее гнева. Стоять ей нерушимо, вечно.
    Узбек-хан невесело усмехнулся. Нет на земле ничего вечного – он это знал хорошо. Даже золотое солнце всходит в определенное время и, пройдя начертанный ему создателем путь, гаснет за краем земли, отпылав напоследок зловещим красным светом. И нет такой силы, которая заставила остановиться светило в зените хотя бы на один миг. То же происходит и с государствами. Узбек-хан вспомнил персидского царя Дария, Искандера Двурогого, своего предка Чингиз-хана. Они были великими полководцами, создавшими великие государства. Но настал срок, и, достигнув зенита славы, блеснув яркой звездой, государства каждого из них стремительно покатились вниз, рассыпались на мелкие осколки, похоронив под тяжестью междоусобиц былое величие. Придет пора, и эта участь постигнет Золотую Орду.
    Узбек-хан знал, что так оно и будет, потому страшился будущего. Грех роптать на всевышнего, но слишком уж короткий определил он человеку век. Кажется, только вчера поднял хан свой меч на Елбасмыша и сел на трон Золотой Орды, а конечная, главная цель по-прежнему далека, как и в первый день, когда его назвали ханом. Сильно его государство, преданные воины охраняют границы, а удовлетворения нет, потому что не осуществилось главное.
    Казбек Мухамедьяровhat Zitat gemachtletztes Jahr
    где они сами, те грозные монгольские нойоны и воины, что страшным степным пожаром прошли в свое время по просторам Дешт-и-Кипчак? Подобно ложке соли в большом озере, растворили их покоренные народы, и только у детей, ныне непохожих на своих предков-кипчаков, можно было часто видеть черты монгольских воинов – скуластые лица и раскосые глаза.
    Казбек Мухамедьяровhat Zitat gemachtletztes Jahr
    На краю аула стояли люди, вышедшие встречать гостей, и впереди всех была Кунайым-Жупар-бегим с годовалым сыном на руках. Со всего разлета, взвившись в воздух, волк бросился на женщину и вцепился в ее горло. Ребенок, завернутый в цветное одеяло, выпал из рук матери, отлетел в сторону. Хрипя, давясь слюной, волк продолжал терзать неподвижное окровавленное тело женщины, распростертое на земле. Тохтамыш выхватил саблю, на всем скаку ударил ею зверя. Голова Коксемсера откатилась в сторону. Тохтамыш развернул коня, хотел спрыгнуть с седла, чтобы подбежать к жене и сыну, но оказавшийся рядом Тимур властно крикнул:

    – Стой! Не подходи к ним!

    Подскакал личный лекарь гурхана Акшаш – белобородый старик с глубоко упрятанными под выступающими надбровными дугами умными глазами.

    – Объясни мне, что произошло с Коксемсером. Он никогда не смел броситься на человека, не знал вкуса его крови.

    Лекарь, не слезая с коня, наклонился над телами женщины и волка. Чуть в стороне тихо и жалостливо плакал ребенок.

    – Гурхан, – сказал наконец Акшаш, – вся пасть Коксемсера в кровавой пене, а шерсть на мертвом теле еще стоит дыбом, и судороги все еще дергают ноги волка. Это признак бешенства. Коксемсер мог заразиться им во время охоты, когда дрался со своими дикими братьями.

    Тимур покачал головой:

    – Я тоже подумал об этом. Волк был послушен… Жива ли женщина и как нам поступить дальше?

    – Я не знаю, жива ли женщина. Но поступить надо так, как привыкли поступать наши предки. Место и все, на что могла попасть слюна бешеного животного, должно быть предано огню. Болезнь эта не поддается лечению, быстро находит новые жертвы.

    Тохтамыш спешился, готовый броситься к сыну и жене.

    – Остановись, безумец! – крикнул Тимур. – Брось в этот проклятый круг саблю, которой ты зарубил волка. На ней его кровь!

    Тохтамыш швырнул саблю на землю.

    – Высокочтимый гурхан, – сказал он, с трудом сдерживая ярость. – Я хочу забрать сына…

    Глаза Тимура превратились в две узкие щелки.

    – Ты хочешь, чтобы я навлек беду на весь Мавераннахр?! Садись на коня и уезжай! Глаза твои не должны видеть того, что сейчас произойдет! – И, повернувшись к нукерам, приказал: – Пусть часть из вас займется тем, что соберут в округе все, что может гореть, другие пусть помогут сняться с места аулу. Все это урочище должно быть предано огню! Немедленно!

    – Гурхан! – в голосе Тохтамыша звучало отчаяние. – Разреши мне забрать сына.

    – Нет, –
    Казбек Мухамедьяровhat Zitat gemachtletztes Jahr
    – Гурхан! – в голосе Тохтамыша звучало отчаяние. – Разреши мне забрать сына.

    – Нет, – жестко сказал Тимур. – Ты сделаешь так, как приказал я. – И, увидев на глазах Тохтамыша слезы, недобро, даже зло усмехнулся: – Будь мужчиной, хан!
    Казбек Мухамедьяровhat Zitat gemachtletztes Jahr
    Лишь напротив сердца в кольчуге оставлена маленькая дырочка, которую называли «судьбой» или «глазком».
    Казбек Мухамедьяровhat Zitat gemachtletztes Jahr
    Человек создан для радости, – сказал тогда Ардак.

    Тимур усмехнулся. Густые брови сошлись на переносице, и между ними залегла глубокая складка.

    – Мир не может обойтись без ада. Разве не об этом говорит легенда о святом Борыке? – Тимур обвел всех взглядом. – Помните, как любимец аллаха Борык хотел добиться от него, чтобы тот навсегда уничтожил ад?

    Собравшиеся молчали, почтительно внимая словам Тимура.

    – Не знаете? Тогда я расскажу… Много дней стоял неподвижно святой Борык, отказываясь от еды и питья и повторяя только, что если аллах не уничтожит ад, он не сойдет с этого места никогда. Аллах хорошо знал упрямство своего любимца и, боясь, что Борык превратится в каменный столп, согласился сделать так, как он просит.

    Увидев, что желание его исполнено, святой забыл обо всем и, высоко подняв голову, пошел туда, куда повели его ноги. Но недолгим был его путь, еще короче оказалась радость от содеянного. Чья-то тяжелая палка обрушилась на спину Борыка.

    Святой кричал от боли, молил о пощаде, но незнакомый ему большой черный человек продолжал бить его.

    «В чем моя вина? За что я страдаю?»

    «Вина твоя безмерна, – ответил великан. – Ведь, отдавшись своей радости, ты ногами топчешь самое святое на земле – хлеб. Оглянись вокруг – ведь ты идешь по хлебному полю, и в душе твоей нет страха перед наказанием, перед карой божьей. Подумай, что будет, если каждый станет поступать как ему вздумается, не оглядываясь назад, потому что отныне нет на земле ничего такого, чего бы люди боялись».

    Борык посмотрел вокруг себя и действительно увидел, что в гордыне своей он не заметил, как истоптал много колосьев. Святой хорошо знал людей, и ему стало страшно. Он представил, что произойдет на земле, если человек станет совершать свои поступки, не чувствуя страха за содеянное.

    «О аллах! – закричал он. – Я ошибся. Человека нельзя оставлять жить на земле без чувства вины! Пусть снова будет ад, которого бы люди боялись!»

    Тимур замолчал, наблюдая, какой впечатление на собравшихся произвел его рассказ.

    – Теперь вы поняли, что без страха человеку не обойтись? – спросил он с вызовом.

    – Я говорил не о потустороннем аде, – уклончиво возразил Ардак. – Речь моя о тяжкой жизни людей на земле…
    Казбек Мухамедьяровhat Zitat gemachtletztes Jahr
    Тимур от рождения не был хром, а, разбойничая на дорогах Мавераннахра, в одной из стычек получил несколько ранений, после которых одна его нога начала усыхать и на правой руке не хватало нескольких пальцев.
    Казбек Мухамедьяровhat Zitat gemachtletztes Jahr
    междоусобной борьбе погибли многие эмиры, беки и бии. Народ обнищал от постоянных грабежей, и кровь обильно полила степи Дешт-и-Кипчак. Мамай, подобно стервятнику, напал на столицу Золотой Орды, сжег и разграбил.
    Казбек Мухамедьяровhat Zitat gemachtletztes Jahr
    Отца убивший не бывает ханом. Коль будет им, не проживет и года…» Бердибек, задушивший отца своего, правил уже два го
    Казбек Мухамедьяровhat Zitat gemachtletztes Jahr
    Совсем как во сне», – мелькнуло в сознании Джанибека. Он попытался вырваться, освободиться от цепких пальцев сына – и не смог.

    Последнее, что он увидел, – это размытое, словно в тумане, лицо великого жирау Асана Печального…
    Казбек Мухамедьяровhat Zitat gemachtletztes Jahr
    Так не лучше ли съесть этих овец самому и поделиться их мясом с гостями, которых прислал мне аллах?
    Казбек Мухамедьяровhat Zitat gemachtletztes Jahr
    Ни один волос не упадет с головы человека без его воли. Значит, так и должно было произойти, как произошло.
    Казбек Мухамедьяровhat Zitat gemachtletztes Jahr
    к того требуют законы ислама. Завтра Узбек передаст свое решение имаму, а пока пусть народ с трепетом ждет его слова. Чем дольше продлится ожидание, тем значительней покажутся народу слова хана.
    Казбек Мухамедьяровhat Zitat gemachtletztes Jahr
    Ханы как орлы. Они видят то, что для других скрыто за краем земли, и потому решение их всегда мудро.

    Узбек-хан поднялс
    Казбек Мухамедьяровhat Zitat gemachtletztes Jahr
    Вместе с арабской письменностью пришли в Дешт-и-Кипчак книги, легенды и сказания – «Тысяча и одна ночь», «Четыре дервиша», «Заркум», «Сал-сал».
    Казбек Мухамедьяровhat Zitat gemachtletztes Jahr
    Семнадцать лет прослужил у хана Хубилая венецианец Марко Поло, и благодаря ему на карте, вычерченной в год овцы (1247) М. Санудо, появились Грузия, Китай, Дербент. По его же сведениям, в год барса (1254) на карту, составленную П. Медичи, были нанесены остров Суматра и Бенгалия. Книга великого венецианца, написанная им о своем путешествии по Шелковому пути, помогла Христофору Колумбу через двести лет в его плаванье, приведшем к открытию Америки.

    Велик
    Казбек Мухамедьяровhat Zitat gemachtletztes Jahr
    без охра‍­ны, и по‍­всю‍­ду, если в казну Орды вно‍­си‍­лась плата, на ямах им да‍­ва‍­ли ноч‍­лег и еду.
    Казбек Мухамедьяровhat Zitat gemachtletztes Jahr
    Од‍­на‍­жды их до‍­бы‍­чей стал обык‍­но‍­вен‍­ный во‍­ро‍­бей. Узбек под‍­бе‍­жал к нему пер‍­вым и, ис‍­пу‍­стив тор‍­же‍­ству‍­ю‍­щий вопль, ото‍­рвал птице го‍­ло‍­ву, потом под‍­бро‍­сил окро‍­вав‍­лен‍­ный ко‍­мо‍­чек пе‍­рьев вверх.

    Слу‍­чи‍­лось чудо – без‍­го‍­ло‍­вый во‍­ро‍­бей вдруг быстро-​быстро за‍­ма‍­хал кры‍­лья‍­ми и по‍­ле‍­тел над сте‍­пью. Изум‍­лен‍­ные, они смот‍­ре‍­ли ему вслед, пока во‍­ро‍­бей не исчез в за‍­рос‍­лях чия. Узбек и Ел‍­бас‍­мыш долго ис‍­ка‍­ли птицу, но так и не нашли ее.

    Уви‍­ден‍­ное по‍­тряс‍­ло обоих. Что-​то за‍­га‍­доч‍­ное было в слу‍­чив‍­шем‍­ся. Куда де‍­лась птица? По‍­че‍­му, если ей было пред‍­на‍­чер‍­та‍­но уме‍­реть, она про‍­дол‍­жа‍­ла жить, даже когда ее ли‍­ши‍­ли го‍­ло‍­вы?
    Arayik Hayrapetyanhat Zitat gemachtvor 4 Jahren
    Но чем спокойнее становилось в Золотой Орде, тем оживленнее делались эти дороги Шелкового пути. Казалось, этому благоденствию никогда не наступит конец, и вечно будут идти своей мерной, неторопливой поступью бесконечные вереницы верблюдов по просторам Азии, и гортанные крики погонщиков, смешиваясь с тонкой степной пылью, будут глохнуть, теряться в дрожащем знойном мареве.
    Но всему приходит конец. В год коня (1354) Османская Турция захватила пролив Дарданеллы и тем самым закрыла единственные ворота, ведущие в Средиземноморье.
fb2epub
Ziehen Sie Ihre Dateien herüber (nicht mehr als fünf auf einmal)